ФЕОДАЛЫ ИНФОРМАЦИОННЫХ СУПЕРМАГИСТРАЛЕЙ

Уже давно стали банальными разговоры о том, что информационная революция оказывает серьезное воздействие не только на экономику современного мира, но и на его социальную жизнь. Мы писали в прошлых выпусках этой колонки об изменениях в человеческой коммуникации, отношении к жизни, потреблению, самореализации, о сетевых структурах, приходящих на смену иерархическим. Однако мы еще не затрагивали вопросы классовой структуры общества — а ведь раз информационная революция не менее значима, чем индустриальная революция 300-летней давности, то и изменения в классовой структуре она должна принести с собой настолько же существенные. Вас не волнует классовая структура? Зря, ведь именно она дает ответ на вопрос «где мое место в этой жизни и на что я могу рассчитывать?».

Индустриальная революция вызвала к жизни новые классы — пролетариат и буржуазию, которые существенно потеснили с исторической арены и сократили численно классы предыдущей, аграрной формации (феодалов и крестьян). Старшее поколение это всё учило в школе и наверняка хорошо помнит. Однако и пролетариев, и крестьян, и буржуев в развитых экономиках осталось сравнительно немного: в США, например, 3% фермеров и сельхозрабочих и 17% промышленных рабочих. Кто остальные? Работники умственного труда, сферы услуг, индустрии впечатлений (см. №10 за прошлый год).

Люди давно интуитивно знали, а Маркс доказал, что есть три источника прибавочной стоимости — земля, капитал и труд. Главенствующая роль в создании прибавочной стоимости перешла от земли и капитала к труду, но не к описанному Марксом пролетарскому фабричному, а к творческому труду интеллектуальной элиты, вооруженной новейшими технологиями. Именно так куется сегодня богатство наций.

Кому же сегодня принадлежат основные общественные богатства в развитых странах? Оказывается, именно этой интеллектуальной элите, к которой принадлежит весьма малая часть населения. Все самые крупные состояния последних десятилетий были сделаны именно на творческой работе с информацией (сюда можно отнести не только Билла Гейтса и его коллег по программистскому цеху, но и далекого от хай-тека Уоррена Баффета, и эпатажного Ричарда Брэнсона, и таких разных медиа-магнатов, как Майкл Блумберг и Сильвио Берлускони, и даже основателя IKEA Ингвара Кампрада). Это в нашей стране пока еще экономикой командуют успешные «приватизаторы» — так у нас и экономика в основном индустриальная, и капиталисты в ней «первого призыва», и переходной период от социализма никак не закончится.

Но не будем о миллионерах. Если говорить об обществе в целом, то и в продвинутом американском и европейском, и во вполне традиционном украинском люди творческого труда по обработке информационных объектов (сюда нужно причислить и менеджеров, и рядовых «золотых воротничков») в среднем зарабатывают прилично больше остальных. Статистика и в США, и в ЕС показывает: доходы этих людей быстро растут, в то время как остальных — растут медленнее или вообще сокращаются. Кстати, основа их богатства — способность к творческой работе и обработке больших массивов информации — оказывается наследственной. И не только благодаря генетике, но и из-за того, что эти люди дают детям лучшее образование (с одной стороны, у них есть деньги, с другой — образование в таких семьях является чуть ли не ценностью №1).

Социологи говорят, что на наших глазах возникает новый общественный класс — класс людей, чье преимущество состоит не в военной силе (как в античных рабовладельческих обществах), не в собственности на землю (как в феодальных) и не в капитале (как в буржуазных). Их преимущество непосредственно связано с творческим и интеллектуальным потенциалом, который встречается не так часто — точно так же, как в предыдущие эпохи соответствующие преимущества были достоянием небольших элит.

И тут возникает небольшой парадокс: если предыдущим элитам неэлитное большинство было нужно как работники (рабы, крестьяне, пролетарии), то новой элите от большинства особой работы не нужно. Работу сделают роботы, компьютеры и небольшое число сотрудников. Главное, что требуется от «молчаливого большинства» — чтобы покупали побольше, умножая богатство новых владык. Так из этого большинства возникает новый класс, противостоящий новой элите и называемый консьюмтариат — от слова «потребитель» (см. №5 за прошлый год).

Ученые говорят, что глубина классового конфликта в новой постиндустриальной эпохе и не снилась феодалам и капиталистам прошлого. Однако некоторые идут еще дальше и предсказывают распад человечества на два вида Homo sapiens — более sapiens и менее sapiens. Ведь преимущество правящего класса впервые находится всегда с ним и неотчуждаемо — оно в его мозгах. Вкупе с наследственностью получается интересная картина. Но об этом — в будущих публикациях.

(Опубликовано в журнале Hi-Tech PRO, №3/08)