КОРОЛЕВА ИНФРАСТРУКТУРА

В февральском номере мы упоминали «транспортную теорему», ограничивающую размеры империй прошлого и будущего. С появлением Интернета, писали мы, скорость информационного обмена становится условно бесконечной, а это значит, что размеры империи перестают быть ограниченными.

Однако же империи и неимперии продолжают разваливаться на наших глазах. Отечественная политическая жизнь последних лет показывает, что может натворить со страной отсутствие единства, диктуемого транспортной теоремой. Дело всё в том, что недостаточно иметь инфраструктуру, связывающую страну воедино. Нужно, чтобы граждане страны и субъекты экономической жизни имели к ней доступ. Представим себе античную империю, связанную воедино системой дорог. Сохранит ли она свое единство, если по дорогам можно ходить только легионерам и мытарям, а для простых граждан и торговцев они закрыты? Примерно так происходит в наше время с телекоммуникациями и Интернетом, только причина их закрытости — в тривиальной недоступности для большинства граждан.

Выходит странная штука: если какое-то правительство в какой-то стране, чтобы спасти ее единство, ограничивает Интернет и ставит его под контроль, то оно поступает с точностью до наоборот. Как раз Интернет и является сегодня тем связующим звеном, который может собрать нацию воедино. Наряду, конечно, с транспортом и другими видами связи. Некий украинский политик набрал однажды немало очков в моих глазах, заявив: одна из основных задач будущего правительства — обеспечить возможность добраться из любой точки страны в любую другую за 5-6 часов за доступную цену: когда простые люди будут без усилий ездить по стране, страна и народ станут совсем другими.

Инфраструктура, связывающая страну воедино, определяет экономическое развитие, а вовсе не наоборот. Тогда получается, что инфраструктура вовсе не обязана сразу становиться рентабельной? Действительно, сначала нужно построить дорогу, и только потом по ней потекут грузы и люди, наращивая экономическую мощь и оправдывая инвестиции. Точно так же обстоит дело и с телекоммуникациями: вначале нужно вложить деньги в их развитие, и только потом проявится в полной мере экономический и социальный эффект. Хорошо бы, чтобы государство само финансировало глобальные проекты в этой области. Однако на это у государства, отягощенного социальными программами, нет денег (локальные кормушки для чиновников — не в счёт). Но тогда нужно как-то поддерживать частный бизнес, чтобы он был не только жив, но и способен на крупные проекты. Не секрет, что рентабельность большинства Интернет сервис-провайдеров, особенно региональных, колеблется около нуля. Какие крупные проекты они способны реализовать? А государство, вроде бы заинтересованное в развитии инфраструктуры, чтобы собрать страну воедино и создать платформу для экономического рывка, вместо этого работает пугалом с почасовой оплатой: то национальный домен задумает поставить под контроль, то какие-то новые налоги вообразит, то измыслит принудить провайдеров платить за тотальную прослушку.

Одно из следствий транспортной теоремы гласит: инфраструктурно недостаточная территория выбрасывает ресурсы наружу — туда, где инфраструктура избыточна. Если где-то нет дорог, то там нет и товаров, — они транспортируются в другой регион, куда дороги имеются. Так же и с Интернетом, но намного страшнее: из нашей инфраструктурно недостаточной страны наружу выбрасываются лучшие люди, и едут они туда, где инфраструктура избыточна.

Инфраструктура — королева современной экономики, политики, социальной жизни. Американская Великая тихоокеанская железнодорожная магистраль десятки лет была нерентабельной, но создала платформу для превращения страны в супердержаву. Ничего, что годами по магистрали «возили воздух» — на самом деле «возили» единство страны и потенциал её развития. Есть магистраль — со временем найдутся и грузы, и пассажиры. Точно так же обстоит дело и с «дорогами XXI века» — телекоммуникациями и Интернетом.

И последнее. Коммуникационная дискриминация — разрыв в возможностях доступа к инфраструктуре между людьми, живущими, вроде бы, в одной стране, но на самом деле в разных эпохах (от XXI века столицы до XIX века глубокой провинции) — порождает антагонизм. Причем люди оказываются в той или иной эпохе по факту своего рождения. Эта страшная дискриминация не только нарушает права человека, но и ставит под удар единство страны.

Хочется верить, что новое правительство, кто бы в нем ни заседал, поймет: телекоммуникации и Интернет нужно холить и лелеять, защищать от государственного бандитизма и кормить с ложечки, сдувать пылинки и объявлять всенародным приоритетом. А то в один день может оказаться так, что правительство есть, а страны уже нет. Только это будет совсем не смешно.

Написано в мае 2006 года