ДОГОНИМ И ПЕРЕГОНИМ ИНДИЮ

Международное разделение труда (МРТ) возникло не в ХХ веке, а много сотен лет назад. Наши давние предки меняли меха, зерно и мед на мечи, шелк и пряности. С созданием мирового рынка МРТ получило настоящее развитие. Металлы и уголь, чай и фрукты, вино и ткани потекли через моря и континенты. ХХ век привнес в МРТ свою лепту и свой специфический аромат: сложный букет из запахов нефти и урана и оружейной смазки. Но во все века никому не приходило в голову бороться с МРТ. То есть изменить его, конечно, можно (пример — японская автомобильная промышленность после войны), но уничтожить полностью — нельзя. Лишь тоталитарные режимы пытались самостоятельно обеспечить страну всем необходимым. Итог всегда неутешителен, будь то в СССР, в Ираке или в Северной Корее: крах экономики, голод, нищета, а то и война. Конечно, каждый может попытаться вырастить лимонное деревце в горшочке на балконе, но никому не придет в голову обеспечивать таким образом лимонами население всей страны.

После такого вступления пора обратиться к тематике ЧИПа — к компьютерным технологиям. Каждый знает, что в любой уважающей себя стране (в том числе и в нашей) компьютеры собираются на месте, но из комплектующих, произведенных на Тайване, в США, в Южной Корее и Японии (а реально на Филиппинах и в Малайзии). Это означает, что имеет место МРТ. Позитивный пример — стремительная и успешная попытка Тайваня занять свое место в МРТ, выпуская львиную долю мирового производства материнских плат и приличную часть ноутбуков, мониторов, приводов CD-ROM, сканеров, мышек и клавиатур. Пример негативный — безуспешные попытки украинской электронной промышленности “догнать и перегнать Америку” в смысле выпуска чипов.

Мировой опыт показывает: изменить МРТ непросто. Ведь при этом неизбежно ущемляются чьи-то интересы, и этот ущемляемый будет возражать, слать дипломатические ноты протеста, жаловаться в ООН, Всемирную организацию торговли и в “Спортлото”. Начнутся антидемпинговые процессы, эмбарго и квоты, а то и бряцание оружием. Так что для изменения МРТ нужны Очень Большие Деньги и согласованная политика граждан, бизнеса и государства. Именно так было в Японии после войны, затем в Южной Корее и на Тайване. Именно этого нет у нас.

Допустим, при определенных обстоятельствах (которые мы не обсуждаем, ибо договорились еще прошлой осенью: ни слова о политике) согласие граждан, бизнеса и государства возможно. Однако Очень Больших Денег нет и не предвидится: на самое основное не хватает. Что же делать? Грустно как-то прозябать на окраине мировой информационной революции, экспортируя лишь сырье и полуфабрикаты.

К счастью, современные информационные системы, кроме “твердой компоненты”, содержат и “мягкую компоненту”. Может быть, мы можем выпускать ее?

Мировая потребность в программном обеспечении чрезвычайно высока. Гиганты индустрии могут разве что наполнить мировой рынок базовыми продуктами: операционными системами, офисными пакетами, веб-браузерами. Но рынок ПО — это, в первую очередь, прикладные разработки: для заводов и больниц, для магазинов и библиотек. В первую очередь, конечно, для промышленных предприятий разных отраслей. Потребность в прикладном ПО огромна, вот почему так высок в развитых странах спрос на труд программистов. Может ли какая-либо страна скушать кусок этого спроса, то есть предложить на международном рынке труда услуги своих программистов? Да так оно на самом деле и происходит.

Безусловным лидером в этом отношении является Индия. В прошлом году она экспортировала труд своих программистов (подчеркиваю: труд, а не самих программистов) почти на 2 миллиарда долларов, а в этом году собирается эту цифру удвоить. Такая отрасль индустрии называется оффшорным программированием (от англ. offshore — “вне берегов”, то есть заказчик за пределами страны). Больше половины индийского экспорта ПО идет в США, четверть — в развитые страны Европы. Существенных успехов добился в этой области Израиль (а ведь там “на четверть бывший наш народ”). Индию догоняет вечный ее оппонент — Пакистан, а в последнее время на эту стезю стали страны совсем уж экзотические — Таиланд, например.

Что вообще нужно для развития производства ПО на экспорт (точнее, по внешним заказам)? (1) Наличие образованных, толковых, квалифицированных, владеющих английским и сравнительно дешево стоящих молодых людей — это главное. (2) Нормальная телекоммуникационная инфраструктура (Интернет, ISDN). (3) Нормальные условия для развития бизнеса (налоги, инвестиции и прочее — в Индии, например, реализуется через систему технопарков). (4) Согласованная деятельность государства и бизнеса по рекламе своей страны (ведь главное для получения оффшорного заказа — уверенность заказчика, что он не ошибся в выборе и получит устраивающий его результат).

Первое у нас есть. Второе постепенно развивается и скоро будет. Дело за третьим и четвертым. И тогда будут у нас и рабочие места, и деньги для вузов, и почет и уважение соседей. Дело, конечно, непростое, но того стоит. Вопрос один: найдутся ли среди политической элиты люди, которые захотят и сумеют завоевать для своей страны более выгодное место в международном разделении труда? Очень на это надеюсь.

(Опубликовано в журнале CHIP, №7/99)