ПУБЛИЧНЫЕ ЛЮДИ

Жизнь всегда обстояла так, что была масса, и были вожди. Независимо от того, как вожди назывались — фараоны, или прокураторы, или герцоги, или секретари обкомов партии, или рок-звезды, — они были над толпой, на виду. Источники и характер их власти могут быть весьма разнообразны, но объединяет вождей всех времен и народов, кроме собственно власти, лишь одно: все они публичные люди.

В противовес этому люди массы всегда оставались частными, непубличными, известными только друзьям, родственникам и сослуживцам. Частный человек редко становился героем публикаций. Помните чеховского героя, который был счастлив, когда стал знаменит — в газете вышла заметка о том, как его сбила карета! Однако миллионы других, уклоняющиеся на улице от журналистов, социологов и телекамер всеми мыслимыми способами, предпочитают следовать примеру Бродского, свою Нобелевскую лекцию начавшего словами о том, что он «человек частный».

Публичные люди тоже порой хотели иметь частную жизнь. Но появились папарацци, которые пытались, «залезая в окно спальни», лишить их этого права. Однако и с папарацци можно бороться. В крайнем случае, их фото увидят читатели малотиражной желтой газетки.

Частная жизнь была не только у людей. За закрытыми дверями корпораций происходили какие-то события, неведомые людям снаружи, а любопытствующим приходилось довольствоваться пресс-релизами. Такой же закрытостью отличались органы власти (особенно в авторитарных странах, где власть имеет мистический привкус).

И тут появился Интернет.

Среди прочих потрясений, вызванных им, важное место занимает разрушение частной жизни. Про каждого из нас, кто хоть раз где-то «засветился», теперь в Интернете есть масса ссылок, по которым можно найти массу правдивых и неправдивых подробностей. Это облегчает поиск сведений про нужного нам человека, однако завтра может обернуться против нас — сами того не желая, все мы стали публичными людьми.

То же самое касается и компаний. Конечно, как здорово при приеме на работу посидеть денек в Интернете и, узнав о компании побольше, чувствовать себя на собеседовании «в своей тарелке». Как здорово провести коммерческую разведку по открытым источникам. Однако где гарантия, что в это же время не ведут такую же разведку против нас?

Интернет затрудняет обман и умолчание, но смешивает правду с неправдой в неожиданных пропорциях. «Желтопрессники» и папарацци новых дней не утруждают себя залезанием в спальню звезды за откровенными фотографиями или в кабинет большого босса за секретными материалами. Зачем? Несложно сфабриковать «скан» какого угодно документа, выдав его за подлинник. Несложно изготовить «обнаженную натуру» кого угодно, приделав его/ее голову к одному из чьих-то обнаженных тел, во множестве валяющихся там и сям в Интернете. Отличить правду ото лжи становится всё труднее.

Мы все стали публичными людьми. Про нас можно найти в Интернете множество сведений, но и мы можем найти что угодно о других. Нам кажется, что мы знаем всех и нас знают все. Телевидение и Интернет делают нас, как нам кажется, ближе к власти (как к президентам, так и к звездам музыки и спорта) — но это иллюзия: их власть так же далеко, только она более открыта. Один мой знакомый, добравшийся в политике до предпоследнего уровня, вдруг расхотел идти дальше, увидев, что на последнем уровне частная жизнь исчезает вовсе.

Вышеупомянутый Бродский советовал: «Если выпало в Империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря». Дельный совет, как сохранить частную жизнь. Однако если выпало родиться в мировой информационной «империи», именуемой Интернетом, то «глухой провинции», кроме как в тропических джунглях, скоро может не остаться.

Что же делать? Как ни странно, всё ведет к лучшему (разумеется, для оптимиста). Нам теперь приходится больше следить за своими словами и за своими поступками — и каждому из нас, и компаниям, и представителям власти всех видов и расцветок. И то, что за словами и поступками нужно следить, это неплохо. Особенно для компаний, которым теперь приходится крепко напрягаться, чтобы вести верную социальную политику и правильно выстраивать отношения с общественностью. Не только компаниям и власти, но и каждому из нас придется привыкать строить свои «связи с общественностью» — недремлющий глаз Всемирной Сети следит за каждым нашим шагом.

Впрочем, для людей верующих ничего не поменялось — они всегда знали, что над нами есть Око.

(Опубликовано в журнале CHIP, №10/06)