КОНТРОЛЬ 2. ОТВЕТНЫЙ УДАР

В октябрьском номере мы писали о том, как новые технологии создают невиданные возможности для тоталитарного контроля над гражданами. Статья вызвала многочисленные отклики — тема злободневна. Что же противопоставить новым технологиям контроля? Как гражданам уберечь себя от произвола со стороны государства?

Давайте подумаем: возможно ли вообще добровольно отказаться от технологий Контроля? Может ли современное общество перестать следить за своими членами с помощью видеокамер, цифровых удостоверений, банкоматов и карточных терминалов, мобильных телефонов и Интернета? Увы, не может. Преступность и терроризм реально существуют, и уж они-то, без сомнения, используют технологии на всю катушку. Поэтому предложение прекраснодушных либералов вообще отказаться от использования технологий в правоохранительной работе аналогично предложению отказаться от использования полицией оружия (на том основании, что, бывает, иногда застрелят невиновного), в то время как преступность вооружена до зубов.

Увы, никак невозможно в современном мире отказаться от видеокамер слежения, от компьютерных досье, от финансового мониторинга. Это оружие современной полиции и спецслужб, такое же, как пистолет. Коль скоро технологическая гонка вооружений дошла до некоторого уровня, назад дороги нет. Правоохранительные органы просто не имеют права отставать от преступности в своем техническом оснащении и возможностях. Ведь речь идет не только об использовании современных технологий для подготовки убийств, ограблений, террористических актов и транспортировки наркотиков. Новые технологии принесли в мир и новые виды преступлений — мошенничество в Сети, кибертерроризм, кража кредитных карточек.

Смотрите, мы же не возражаем против пистолета на боку у милиционера, хотя понимаем, что он может выстрелить, правда? Вот и ответ на вопрос о технологиях в руках правоохранителей. Технологии не бывают сами по себе добрыми или злыми, законными или незаконными, — их такими делают люди, которые нажимают на курок или на кнопку Enter. И единственный выход здесь — технологии Контроля должны сами находиться под контролем.

Мы интуитивно чувствуем, что тотальный Контроль нарушает нашу свободу. К сожалению, все конституции мира писались тогда, когда технологий Контроля еще не было, и мы не можем найти в тексте Конституции явное запрещение Контроля. Гарантированные Конституцией тайна переписки и свобода передвижения, свобода доступа к информации и банковская тайна, право на приватность и свобода слова — все они ограничивают Контроль новой эры лишь слегка. Видимо, с появлением технологий Контроля записанные в конституциях гражданские права нуждаются в существенном дополнении. Но оставим эту проблему правоведам. Нас интересует практический вопрос: может ли общество защитить своих членов от незаконного использования технологий Контроля?

Обратимся, опять же, к аналогии с пистолетом. Правила применения оружия строго регламентированы, любое боевое применение строго контролируется, наказание за ошибку чрезвычайно сурово. Случаи вольного обращения с оружием редки и сразу становятся достоянием общественности. Но как проконтролировать использование технологий Контроля? К счастью, сами технологии дают в руки ключ к этой проблеме.

Рассмотрим для примера нашумевший проект Закона Украины «О мониторинге телекоммуникаций». Смысл его в том, чтобы предоставить правоохранительным органам законный механизм снятия информации с каналов связи (телефонная связь, электронная почта). Подобные законы уже приняты и функционируют во многих странах мира. Правда, там вместо напоминающего о лексиконе советских времен эвфемизма «мониторинг» используется термин «законный перехват» (пора называть вещи своими именами — потому возникло предложение о переименовании закона и приведении его терминологии в соответствие с европейской).

Европейский суд по правам человека за последние годы рассмотрел множество дел о перехвате телекоммуникаций и сформулировал ключевые требования, которые и легли в основу соответствующих законов в странах Европы. Перечислим их вкратце. Это четкий перечень преступлений, при которых допустим перехват, условие наличия конкретных подозрений в отношении преступника и обязательной санкции суда (устанавливающей, кстати, ограничения по времени на перехват), строгие требования к ведению протоколов перехвата и строгие правила хранения, копирования, передачи и уничтожения записей. И, наконец — все процедуры должны быть описаны в открыто опубликованном законе, а не во внутриведомственных инструкциях.

В нашем законопроекте, разумеется, перехват телекоммуникаций также возможен только по решению суда. Однако независимый надзор за действиями правоохранительных органов не предусмотрен. А такой надзор за применением технологий Контроля мог бы быть обеспечен самими технологиями. Представьте, например, что решение суда о разрешении перехвата передается непосредственно с терминала судьи, уполномоченного давать такую санкцию, непосредственно в систему мониторинга. Должно быть технически невозможно включить перехват без такой электронной санкции суда, без четких ограничений и протокола. Точно таким же образом судья и прокурор по запросу со своего терминала могли бы получать результаты мониторинга непосредственно из системы, чтобы проконтролировать соблюдение закона. А Уполномоченный Верховной Рады по правам человека мог бы так же автоматически получать копии подобных санкций, имея фактический материал для ответов на обращения граждан о нарушении их прав.

Это только один пример того, как технологии Контроля сами позволяют проконтролировать свое использование. На каждый меч есть щит. Нужно только быть последовательным в его применении.

(Опубликовано в журнале CHIP, №12/03)

Примечание. Автор является одним из разработчиков альтернативного законопроекта "О перехвате телекоммуникаций", который в настоящее время рассматривается Парламентом.