«ЭЛЕКТРОННАЯ УКРАИНА» НАЧИНАЕТСЯ С ГАИШНИКОВ

Ровно год назад мы обсуждали в очередной колонке тему «электронного правительства». С тех пор на эту тему говорилось много и со вкусом, и нынче об «электронном правительстве» не говорит только ленивый. Возможна ли сегодня «Электронная Украина», подобная знаменитой «Электронной Европе»?

Давайте вспомним наши обсуждения проблем внедрения систем управления предприятием. Главная идея была такова: в процессе внедрения этих систем оказывается, что технические проблемы куда проще проблем организационных. Внедрение ERP — это только на 20% информационные технологии, а на 80% — управленческая реформа, которая может быть осуществлена только руководством предприятия. Успех может быть только там, где руководство хочет сделать бизнес-процессы прозрачными и эффективными.

А чем, собственно, государство отличается от большой корпорации? «Электронное правительство» — это лишь на 20% информационные технологии, а на 80% — управленческая реформа, которая может быть осуществлена только руководством страны, если оно хочет сделать процесс государственного управления прозрачным и эффективным.

Попытки внедрения ERP на предприятии без управленческой реформы приведут лишь к трате безумных денег на закупку никому не нужного железа, которое будет потом пылиться на столах у клерков и использоваться для раскладки пасьянсов. И точно так же попытки внедрения «электронного правительства» без управленческой реформы приведут лишь к трате ну совершенно уже безумных денег (к слову сказать, денег налогоплательщиков) ... в общем, см. выше про пасьянсы.

Когда говорят об «электронном правительстве», обычно перечисляют необходимые технические решения: доступный для всех быстрый и дешевый Интернет, системы электронных платежей, терминалы доступа в общественных местах, правительственные порталы и т.п. Серьезные расходы на создание информационной и телекоммуникационной инфраструктуры, конечно, являются базой «электронного правительства». Однако более важным является вопрос: для чего всё это? Какова цель?

В своей амбициозной программе «Электронная Европа» (eEurope) Европейский Союз определил 20 базовых общественных сервисов, которые должны быть реализованы в рамках «электронного правительства». Попытаемся примерить некоторые из этих сервисов на себя.

Вот, например, онлайновая регистрация новых компаний. Знаете ли вы, что в нашей стране при регистрации компании вы должны лично явиться в налоговую милицию с целью проверки того, что вы — это вы, а паспорт не украден и не подделан? Насчет онлайновой регистрации можно только посмеяться.

Или вот, например, закупки для государственных нужд. Использование технологии электронной коммерции в этой сфере позволяет достичь прозрачности процессов и экономии бюджетных средств. Кто тут у нас заинтересован в прозрачности?

Или возьмем таможенные декларации… Ну здесь, наверное, никому ничего не нужно объяснять — растущее число анекдотов про таможенников отражает степень взаимного доверия граждан и этого уважаемого ведомства.

Это были сервисы класса G2B, то есть «правительство — бизнес». А вот неполный список ключевых сервисов G2C («правительство — граждане»), которые должны быть реализованы в онлайне: получение паспортов и свидетельств о рождении; регистрация по месту проживания (прописка); получение строительных разрешений; получение водительских прав; регистрация автомобилей. Все, кому приходилось бывать в ОВИРе, ЗАГСе, ГАИ и прочих уважаемых конторах, получали мало удовольствия от общения с обитателями тамошних мест. Граждане наверняка были бы не против в онлайне и машины регистрировать, и на права сдавать. А согласились бы на это гаишники?

В стране, где государство не доверяет гражданам, а граждане — государству, где ни один чиновник не заинтересован в повышении прозрачности процесса управления, а нищий клерк в госконторе боится потерять работу, ибо умеет только перекладывать бумажки, — в этой стране «электронное правительство» обречено. Даже если завтра на Украину упадет метеорит из чистого золота, что позволит провести всеобщую компьютеризацию, информатизацию, телефонизацию и интернетизацию, — приход «электронного правительства» от этого не станет ближе. Подобно внедрению ERP на предприятии, внедрение в стране «электронного правительства» — это в основном политическая воля руководителей и планомерные глубокие реформы управления.

Но вот какой нюанс приходит на ум, когда рассматриваешь параллели “ERP — e-government”. Очень часто внедрение ERP — результат политики собственника предприятия (нередко нового собственника), который требует от менеджмента прозрачности и эффективности. Не так ли и в случае с «электронным правительством»? Собственник государства — это мы, его граждане, и мы должны требовать от менеджмента прозрачности и эффективности. «Электронная Украина» — лишь следствие успехов на этом пути, и никак иначе.

(Опубликовано в журнале CHIP, №6/02)