ВОЙНА И ХАЙ-ТЕК

Наверное, только через сто лет мир сможет осознать все последствия 11 сентября 2001 года — и то только в том случае, если трагедий больше не будет, а в этом никто не уверен. Анализу политических, экономических, социальных, культурных последствий 11 сентября посвящены уже тысячи страниц. В прошлом номере мы пытались проанализировать, что же произошло и почему. Теперь остановимся на тех аспектах, которые непосредственно затронут нас не в общечеловеческом, а в профессиональном плане.

Первым непосредственным следствием 11 сентября стал невероятный кризис авиационного транспорта. Кто ж захочет рисковать, если в каждом самолете может сидеть террорист? Многие авиакомпании потеряли половину или даже больше своей стоимости. Но далее сработал принцип домино. Кризис очевидным образом перекинулся с авиационного транспорта на авиастроение. Появились проблемы у компаний, сдающих автомобили напрокат (в развитых странах это целая индустрия). Кто чаще всего берет автомобили? Те, кто прилетает в другой город на самолете. А поскольку 20-25% всех продаж новых автомобилей приходится именно на прокатные компании, то прекращение новых закупок с их стороны больно ударило по автомобильной промышленности. С другой стороны, повышение риска авиационных перелетов и вообще поездок по миру вызвало серьезные проблемы мирового туристического и гостиничного бизнеса.

Это мы рассмотрели цепочку, начинающуюся со слова «самолет». Такая же цепочка начинается со слова «небоскреб» и включает страховые компании, инвестиционные банки, строительство и другие отрасли. Все они терпят убытки, сокращают персонал, сворачивают масштабные проекты. Обвал на биржах и падение на 30-50% акций крупнейших компаний повергают деловой мир в глубокий пессимизм.

Есть ли на фоне этого масштабного падения островки роста? Конечно, есть. Например, в несколько раз выросли объемы продаж оборудования и услуг каналов связи для проведения видеоконференций. Человечество всегда найдет замену чему-то слишком дорогому или рисковому. Кстати, Интернет продемонстрировал свою живучесть после терактов в Нью-Йорке. Что и требовалось доказать: вспомним, что разрабатывался он по инициативе Министерства обороны США как система коммуникаций повышенной живучести (отсутствие единого и потому уязвимого центра, быстрое восстановление после потерь и т.п.). Значительный рост продаж наблюдается также у операторов мобильной связи: во-первых, по слухам, многих спасли из-под развалин именно благодаря мобильным телефонам; во-вторых, звонки из захваченных самолетов вполне могли помешать теракту; в-третьих, в опасном мире просто неплохо всегда быть на связи с близкими. Видеоконференции, мобильные телефоны, Интернет — некоторые эксперты даже завопили, что реальная экономика падает, а виртуальная растет. Так ли это?

Возможно, и так. Но это ненадолго.

Что же, теперь никто не будет строить небоскребов и не захочет летать? Если кто-то раздумает строить небоскребы, кто-то другой может счесть, что есть удачный шанс. Если кто-то уволится с работы, требующей частых перелетов, кто-то другой займет его место. Конкурент всегда найдется. Уж на что разрушительной была Вторая мировая война (всем казалось, что техническому прогрессу конец, что прогресс приводит только к разрушениям и смерти) — прошел десяток лет, и, глядишь, все продолжилось как ни в чем ни бывало.

Конечно, в мире станут меньше инвестировать. По оценкам экспертов, глобальные инвестиционные потоки сократятся на 40%. Кто пострадает в первую очередь? Именно хай-тек, куда направлялся последние годы основной объем инвестиций. 11 сентября был вынесен окончательный приговор и Интернет-буму — росту стоимости компаний, не основанному на прибыльности. Виртуальные ценности больше не существуют для бизнеса — он вернулся к прибыли как к реальной ценности. Но для реального, т.е. прибыльного Интернет-бизнеса это означает: больше возможностей получения инвестиций, меньше конкуренция за деньги инвесторов.

Конечно, 11 сентября будет иметь долгосрочное негативное воздействие на мировую экономику в плане роста расходов на безопасность. Но и здесь влияние на базовые отрасли и хай-тек неодинаково. Индустриальные отрасли и так отстают в последнее время в своем развитии от постиндустриальных, а вдобавок рост издержек на безопасность грозит индустриальным отраслям больше. Информационная инфраструктура менее уязвима и быстрее восстанавливается по сравнению с инфраструктурой транспортной, энергетической и т.п.

В общем, фокус не удался. Попытка отбросить постиндустриальный мир назад, ударив по его базовым символам и достижениям, приводит к обратному результату: движение вперед только ускорится. Машина времени в обратном направлении не работает.

(Опубликовано в журнале CHIP, №12/01)